ГлавнаяЭнциклопедия животныхКаталог животных → Евразийский речной бобр (Castor fiber Linnaeus)

Евразийский речной бобр (Castor fiber Linnaeus)

7 Янв 2012

Евразийский речной бобр (Castor fiber Linnaeus)Очень крупные грызуны. Средний вес взрослых воронежских бобров равен 17,6 кг, а максимальный — 27,5 кг. В Белоруссии отдельные животные весили 31,7 кг. Средняя длина тела взрослых зверей составляет 110 см, из них на голову приходится около 16, туловище — 65 и хвост — 28 см. Зверь кажется неуклюжим, мешковатым. Голова у него округлая, большая, уплощенная сверху. Шея короткая, мощная. Глаза небольшие, темные с вертикальным зрачком. Имеются прозрачные мигательные перепонки, дающие возможность зверю передвигаться под водой с открытыми глазами. Маленькие ушные раковины почти скрыты в меховом покрове. Ушные проходы малы, но не имеют каких-либо клапанов, однако ушные раковины снабжены специальными мускулами, складывающими их вдоль — это приспособление к нырянию, затрудняющее попадание воды в слуховые проходы. При погружении заверя в воду его ноздри замыкаются особыми круговыми мускулами. Губы раздвоены и с двух сторон обхватывают выступающие вперед очень крупные, дугообразно изогнутые резцы яркой оранжево-желтой окраски. Позади резцов обе половины верхней губы могут плотно смыкаться, прижимаясь к нижней губе. Благодаря этому приспособлению зверь имеет возможность грызть ветки под водой, причем последняя не попадает к нему в ротовую полость.

Передние конечности небольшие, массивные, пятипалые. Длина их 18—20 см с ладонью в 6—8 см. Между вторым-четвертым пальцами имеется очень слабо развитая плавательная перепонка. С помощью передних лап бобр ходит по суше, роет норы, переносит корм, грунт и другой строительный материал при постройке плотин и хаток, поддерживает корм во время еды, чистит мех и «умывается».

Задние ноги длиннее передних — 25—30 см. Они имеют большие пятипалые ступни (длина 16—17 см). Все пальцы соединены хорошо развитой кожистой перепонкой, достигающей когтей. Если на задней лапе развести в стороны пальцы и растянуть соединяющую их перепонку, ее площадь составит около 70 см2. Плывя, бобр одновременно (как лягушка) отталкивается об воду задними конечностями с растянутыми перепонками, в это время передние лапы прижаты к телу. Плоский хвост выполняет роль руля глубины. На задней лапе коготь второго пальца по своему строению резко отличается от всех остальных. Он как бы расщеплен надвое, причем верхняя половина сохраняет почти обычную форму когтя, а нижняя имеет вид расширенной ногте-видной роговой пластинки, под углом повернутой к верхней. Снизу она имеет кожистую мягкую подкладку. Обе половинки когтя подвижны и могут плотно складываться. Коготь этот, по-видимому, имеет специальное назначение — вычесывание многочисленных специфических эктопаразитов бобра — клещиков Schizocurpus minguandi, а также расчесывание и смазывание шерсти жиром, выделяемым особыми железами. Это образование американские исследователи называют «чесальным когтем» (combing claws). Расщеплен и коготь первого (внутреннего) пальца.

Хвост бобра также яркий пример адаптации этого зверя к водной среде. По форме он напоминает лопату или лопасть кормового весла. Длина его 25—29, ширина 13—15 см. У корня он имеет почти цилиндрическую форму и густо опушен. Далее к концу уплощается, почти лишен волос и покрыт поперечными рядами не вполне правильных шестиугольных роговых пластинок, которые обычно не налегают одна на другую; между ними сохраняются короткие жесткие волосы. К краям хвоста их больше. Роговой покров из пластинок хорошо защищает хвост от мацерирующего действия воды.

Меховой покров этого зверя также хорошо приспособлен к его обитанию в водной среде. Он состоит из кроющих, промежуточных и пуховых волос. Кроющие волосы с развитой гранной разделяются на направляющие и три категории остевых. Основную массу (более 29%) мехового покрова составляют пуховые волосы, предохраняющие зверя от намокания, так как среди них имеется воздушная прослойка. Бобр обладает очень густым меховым покровом. Количество волос на 1 см2 шкурки у этого зверя из Белоруссии в зимний период в среднем на спине равнялось 26,8, на брюхе — 30,2 тыс., причем на спине кроющих волос на указанной площади было 123 шт., а пуховых 26,7 тыс. Среди пушнины различных видов шкурки бобра по качеству считаются одними из лучших и дорогих.

Окраска волосяного покрова зверя сильно варьирует от светло-бурой до черно-бурой, называемой обычно черной.

У этого грызуна, ведущего полуводный образ жизни, одна сильно растянутая линька. Зимний мех (декабрь — март) характеризуется наиболее длинным, густым и блестящим волосяным покровом. Подрастающих волос в это время мало. Мездра тонкая и без синевы. В апреле — первой половине июля зимние волосы постепенно выпадают и заменяются летними, более короткими и менее густыми. Наиболее интенсивно выпадают и подрастают волосы в мае — июне. В этот период более половины их на спине и третья часть на брюхе — растущие. Количество волос на 1 см2 спины сокращается до 12,8 тыс., то есть вдвое, а на брюхе в 1,7 раза. В связи с формированием новых волос мездра сильно утолщенная.

Во второй половине июля — августе смена зимнего меха подходит к концу, хотя в коже все еще отмечается закладка и формирование новых волос. Мездра продолжает оставаться утолщенной. Густота волос на 1 см2 спины возрастает до 16 тыс., а на брюхе — до 21 тыс. шт. В сентябре интенсивно идет закладка и формирование волос зимнего меха. Меховой покров становится гуще, но осенью пуховой волос еще в два раза короче зимнего. К ноябрю кожа утончается. Большинство новых волос заканчивает свое развитие. По густоте и мягкости волосяного покрова ноябрьские шкурки уже мало отличаются от зимних.

Затяжной характер весенне-летней линьки и длительное формирование зимнего меха у бобра — приспособление к обитанию в водоемах. Зверь все время имеет довольно густой волосяной покров, изолирующий его от холодной воды. Его терморегуляционные функции в течение года почти не ослабевают, значительно возрастая в зимний период.

Крупный неуклюжий грызун весом до 30 кг. От любого вида зверя нашей фауны отличается своеобразным лопатообразным хвостом, покрытым роговыми пластинками и почти лишенным шерсти. На задних пятипалых конечностях хорошо развиты плавательные перепонки. Следы зверя, оставленные на мягком грунте, похожи несколько на гусиные (но с пятью пальцами). Ведет полуводный образ жизни, поэтому его часто можно увидеть плывущим по воде, над которой видна голова и плечи. Испугавшись, бобр ныряет и при этом сильно ударяет по воде хвостом. Слышится громкий всплеск. Валит по берегам водоемов деревья обычно мягких пород (осина, тополь, ива), перегрызая стволы толщиной до 30 см и более. При подгрызании им деревьев образуются стружки, достигающие длины 12, ширины 4 и толщины 0,5 см. Часто стволы и толстые ветки бобры разгрызают на отдельные чурбаки. В высоких берегах водоема звери роют норы с входами из воды, над которыми часто плавают «плоты» из веток. На водоемах с низкими затопляемыми берегами из толстых веток и кусков стволов деревьев, а также ила и растительных остатков грызуны строят хатки или домики, достигающие 12 м в диаметре и 2 м высоты (считая со дна). Они также роют длинные каналы и сооружают плотины. Проще всего обнаружить бобра по подгрызенным и поваленным деревьям и его постройкам, которые иногда сохраняются по многу лет.

В раннеисторическое время бобр обитал почти по всей Палеарктике, но распространение его в некоторых ее частях требует новых подтверждений. Так, необходимо выяснить, жил ли он в Сибири к востоку от правых притоков Лены. По-видимому, этого грызуна и раньше не было к югу от р. Амура, но он и в настоящее время живет в Северной Монголии и Туве. Бобр неизвестен в поймах рек Южного Казахстана и Средней Азии (Или, Чу, Сырдарья, Амударья и др.), но его останки найдены в Западном Казахстане в долине Эмбы. Еще в XVIII столетии этот зверь обитал в поймах рек Урала и Волги. Истребление бобра на Кавказе завершилось в середине XIX или начале XX вв. в Колхиде. Имеются устаревшие сведения об обитании бобра в историческое время в Малой Азии, Иране, Месопотамии, на р. Нил в Северной Африке и даже в Северной Индии. Последние два района весьма сомнительны. Этот грызун раньше населял почти всю Западную Европу (кроме, по-видимому, Балканского полуострова), но в большинстве ее стран был истреблен. Так, в Англии эти звери исчезли в XII столетии, в Италии последний бобр убит в 1541 г., а в Нидерландах он исчез в конце XVIII в. К середине XIX в. этого грызуна почти истребили даже в Швеции и Финляндии. Все же в ряде западноевропейских стран благодаря тщательной охране бобр сохранился до сих пор, а именно: во Франции в бассейне р. Роны, в Германии (в бассейне Эльбы), в Швейцарии. Акклиматизирован в Норвегии, Швеции, Финляндии и Польше.

В Азии, вне пределов России, бобр теперь живет на самой западной окраине Монголии по р. Булу-гун и ее притокам в Булугунском самоне, где в конце 60-х годов текущего столетия обитало 200—300 зверей. На этой же реке (притоке Урунгу) грызун в небольшом количестве сохранился в Синьцзян-Уй-гурском автономном районе КНР. Раньше жил и по р. Урунгу и на оз. Улюнгур, в которое впадает эта река, но сохранился ли там до сих пор — неизвестно. Нет новых сведений и об обитании грызуна в низовьях р. Кабы (правый приток Черного Иртыша — КНР).

Распространение бобра лимитируется наличием пресных водоемов — рек и озер с берегами, заросшими лесом из мягких пород деревьев и крупных кустарников ив. Он избегает селиться на очень быстрых горных, а также некоторых степных речках.

Бобр — животное оседлое, но под влиянием неблагоприятных гидрологических явлений (усыхание водоемов, сильное половодье, наледи), а также из-за недостатка кормов, он иногда вынужден искать новые угодья, уходя по рекам на сотни километров от своего первоначального места обитания. Например, для этих грызунов, живущих в дельте Волги, характерны сезонные кочевки, связанные с периодичностью использования в качестве кормов древесных и травянистых растений.

 Это исключительно растительноядное животное, поедающее около 200 видов растений, но лишь некоторые из них составляют основу его питания. Из деревьев и кустарников к числу предпочитаемых им относятся осина, ива (несколько видов), тополь (несколько видов), береза (на севере ареала), черемуха, таволга вязолистная и другие. Реже звери кормятся хвойными деревьями — сосной, елью, пихтой, кедром. На питание хвойными породами животные вынуждены переходить при недостатке обычных кормов.

У деревьев и кустарников бобры поедают кору, тонкие ветки, зеленые побеги, листья.

Из травянистых растений они предпочитают конский щавель, крапиву двудольную, вахту трилистную, рогозы широколистный и узколистный, тростник обыкновенный («камыш»), ежеголовник, кубышку и кувшинку. У наземных трав звери часто съедают листья и стебли, не трогая концевую часть, у водных и прибрежных — в основном корневища, богатые крахмалом.

Суточная потребность канадского бобра в кормах составляет 80— 90 ккал на 1 кг веса тела. Для удовлетворения этой потребности ему нужно съесть около 900 г коры ивы или осины. Чтобы получить достаточное количество пищи на сутки, бобру приходится сгрызать в среднем полтора дерева осины с диаметром стволов 2,5—3 см. Часто грызун, свалив дерево, его не использует или обгрызает лишь частично, иногда он кольцом сгрызает кору с дерева, после чего оно гибнет. В течение года один бобр может уничтожить несколько сотен молодых деревьев.

Весной спустя примерно две-три недели после схода ледяного покрова бобры начинают интенсивно кормиться травами, в основном наземными, добавляя к ним небольшое количество ветвей кустарников. Ближе к осени животные чаще кормятся корой деревьев и ветками. Они таскают к своим жилищам ветки и чурбаки с корой, из которых у входов в норы или хатки в воде и на ее поверхности образуются «плоты». Размеры запасов древесных и веточных кормов у одного жилища достигают иногда 50—70 ж3. Когда поверхность водоемов покроется льдом, бобры начинают кормиться своими запасами, а также отыскивают подо льдом корневища водных и прибрежных растений. В питании зверей роль последних особенно возрастает в январе — феврале, когда заготовленные с осени корма скудеют или становятся малосъедобными. При морозах до —15° бобры нередко выходят на лед и берег, чтобы добыть свежий корм. Грызуны, кормясь зимой длительное время погруженными и прибрежными травянистыми растениями, упитанность не теряют. Звери благополучно существуют по многу лет, кормясь лишь одним-двумя видами деревьев и кустарников и двумя-тремя видами трав.

Ведя полуводный образ жизни, бобр всегда обеспечен водой для питья.

Описываемый зверь — преимущественно ночное животное. В тех местах, где бобров тревожат мало, их можно нередко увидеть и среди дня. Годичный цикл жизни грызуна разделяется на три периода: весенне-летний, когда на водоемах нет ледяного покрова, осенний, в конце которого обычно появляется ледяной покров и для которого характерна интенсивная заготовка зверем кормов на зиму, и зимний. Во время первого периода бобры деятельны примерно 8 ч в сутки. Они выходят из жилищ в сумерки и с перерывами кормятся до 4—6 ч. На водоемах с бедной для них кормовой базой грызуны бывают активными до 12—13 ч в сутки. В сезон запасания кормов на зиму бобры особенно подвижны. Они появляются на поверхности в 18—19 ч, а окончательно скрываются в убежища в 5—6 ч. Продолжительность их активности в течение суток в этот период возрастает до 12 ч. Суточная активность бобров зимой изучена слабо. Известно лишь, что в особенно морозные дни они наименее активны и мало кормятся. Там, где бывает высокий снежный покров, звери в его толще устраивают ходы и по ним добираются до деревьев и кустов. Подо льдом бобры передвигаются по специальным «дорожкам», заметным на свежем ледяном покрове по появлению на нижней его поверхности белых пятен (пузырей с воздухом). Эти дорожки тянутся от одного убежища к другому, к запасам кормов и вокруг них, к полыньям и продушинам. По последним дорожкам животные могут уплывать от своих жилищ более, чем на 100 м.

На суше бобр выглядит неуклюжим и медлительным в движениях. У спокойно идущего зверя тело вытягивается, хвост опущен и слегка волочится по земле. На ходу он переваливается из стороны в сторону. Чтобы не обогнать идущего бобра, человек должен идти медленно. При испуге зверь бежит тяжелым галопом, но быстро устает. На суше его легко догоняет любой враг. Опасаясь нападения, бобр редко уходит от воды далее, чем на несколько метров. Лишь в крайне редких случаях его встречали более чем за 100 м. от воды. При появлении опасности животное иногда затаивается, а обнаруженное, обычно дает себя взять человеку без особого сопротивления. Застигнутый близ водоема, зверь бросается к нему прыжками и ныряет, ударяя при этом хвостом по поверхности воды. Переходя по открытому участку или во время жировки, зверь периодически садится за задние лапы и опирается на хвост, приподнимает от земли переднюю часть туловища и некоторое время прислушивается и принюхивается, стараясь обнаружить опасность. Он способен взбираться на очень крутой берег, цепляясь когтями передних лап за неровности почвы, корни и ветви. Иногда бобр садится на подвернутый под себя хвост и таким способом согревает задние конечности.

Спящие животные чаще всего лежат на брюхе, поджав под себя хвост и повернув голову набок. Во время сна нередко слышен характерный скрип зубов грызуна. Двигая нижней челюстью, он трет нижние резцы о верхние, «затачивая» их. По-видимому, с целью стирания постоянно растущих резцов бобры охотно грызут сухостойные деревья и разгрызают уже обглоданные от коры стволы и толстые ветки на чурбаки. Затачивание зубов во время сна — замечательное экологическое приспособление. Когда зверь бодрствует, острые резцы ему необходимы для добывания корма и точить их в это время для животного невыгодно.

Выйдя из воды, звери постоянно занимаются туалетом, вылизывая, смазывая и расчесывая волосяной покров. Летом они любят погреться на солнце, лежа в укромном месте близ воды.

Тело бобра прекрасно приспособлено к полуводному образу жизни, особенно плаванию, о чем говорилось выше. Плывущий зверь глубоко погружается в воду. На ее поверхности видна лишь его голова выше линии уха и глаз. Но когда животное плывет медленно или лежит на воде, прислушиваясь, видна часть спины и хвост. Бобр иногда подолгу лежит на воде, затаясь. Если зверь не напуган, он ныряет совершенно бесшумно. Испугавшись и уходя под воду, он с силой ударяет хвостом по ее поверхности, отчего слышен громкий всплеск. Заслышав этот своеобразный звуковой сигнал, все члены семьи, находившиеся поблизости, спешат к водоему и ныряют, в свою очередь ударяя по воде хвостами. Таким способом все звери, находящиеся вне жилищ, быстро оповещаются о появлении опасности.

Нырнув, бобр может проплыть под водой 0,75 км и больше, не показываясь при этом на ее поверхности четыре-пять минут. В случае опасности эти животные иногда затаивались лежа на дне водоема, и всплывали лишь через 14 мин. Обычно же бобр остается под водой всего около 2 мин.

В очень богатом пуховыми волосами меховом покрове маленьких бобрят удерживается столько воздуха, что они не могут нырять, так как не в состоянии преодолеть своего удельного веса. Этой особенностью они похожи на детенышей ондатр, тюленей некоторых видов — «бельков», утят и гусят. Описанное явление — замечательное приспособление указанных животных к водной среде. Их молодые, случайно попав в воду, не намокают, а следовательно, и не охлаждаются, они подолгу способны держаться на воде, а также не могут утонуть, потому что вода их выталкивает, точно пробку.

Волосяной покров бобра, богатый пуховыми волосами, облегчает ему терморегуляцию, так как находящийся в нем воздух не пропускает к коже воду. Неудивительно, что уходу за своим мехом зверь отдает все свободное время, содержа его в полном порядке и чистоте. «Туалету» бобр уделяет, вероятно, не меньше времени, чем еде. Вылезши из воды и не будучи занят едою или другим делом, бобр обычно усаживается на задние лапы и, приподнявшись от земли, начинает весьма курьезно расчесывать обеими передними лапами волосяной покров на груди, брюхе, боках и задней части тела. Иногда он пускает в ход и задние лапы. При расчесывании меха зверь иногда передней лапой достает жировую смазку, выделяемую двумя жировыми железами, открывающимися в клоаку. О роли при этой операции своеобразных когтей— «чесалок» говорилось выше. Если на волосяной покров бобра попадет нефть или какое-либо жидкое масло, он загрязняется и быстро намокает. С таким мехом в холодной воде (весной, осенью) зверь вскоре переохлаждается и погибает. Загрязнение маслом и нефтью водоемов, обитаемых бобрами, недопустимо.

Обладая очень крупными, прочными и всегда острыми резцами, бобр по своим грызущим способностям, по-видимому, занимает первое место среди многочисленных представителей отряда грызунов. Ветви толщиной в палец он перекусывает за один-два удара резцами. На местах погрызов остаются характерные неглубокие борозды, как от долота. Дерево с нетолстым стволом бобр подгрызает лишь с одной стороны и грызет его до тех пор, пока оно не упадет. Толстые деревья подгрызаются по кругу. Факты гибели бобров под сваленными ими деревьями не известны. Чаще всего бобры грызут деревья с толщиной ствола 10—30 см, но известны случаи, когда они валили огромные деревья с диаметром ствола в 106—117 см (Федюшин, 1935). Осину с диаметром ствола в 10 см бобр валит после одного часа ее подгрыза-ния, а толщиной в 20—25 см — за одну ночь. У сваленного дерева звери сгрызают ветви и подтаскивают к воде, а нетолстый ствол разделывают на поленья длиною в 45—60 см.

В зимнюю спячку бобры не впадают.

Жилища и временные убежища бобра представлены двумя основными типами — хатками и норами. Существует и их промежуточный тип — открытое логово — ниша, выкопанная или выгрызенная зверем в основании толстого дерева. Логово устраивается на берегу близ уреза воды и выше ее уровня. В Белоруссии бобры часто устраивают логова в «коблах» — группах деревьев ольхи, растущих на кочках среди болот. Иногда на «кобле» над открытым логовом осенью звери строят хатку. На «коблах» они спасаются во время половодья.

Хатки в зависимости от продолжительности их использования разделяют на постоянные и временные. Последние устраиваются зверями во время весеннего половодья на границе затопления, пнях, «коблах» и т. д. и используются недолго. Изредка в них могут быть выведены детеныши.

Норы обычно представлены тремя видами: постоянными (жилищами), кормовыми и временными, используемыми для укрытия на короткое время в случае появления опасности, а зимой, при подледном образе жизни, — для получения воздуха. В постоянной норе имеется гнездо из стружек и ветоши, а в кормовой — большие камеры — «столовые». В них звери поедают корм и отдыхают.

Норы — крупные сооружения с двумя, тремя и более входами, расположенными обычно на 0,75—1,5 м ниже уровня воды. Диаметр входов в нору 40—50 см. Перед входом на дне водоема часто бывает «подушка» из песка, выгребенного при рытье норы. Протяженность ходов норы в глубь берега от 2—3 до 10—15 м. Часть ходов залита водой и лишь гнездовая камера находится выше ее уровня. Обычно ходы постоянной норы открываются в гнездовую камеру с диаметром до 1 ж и высотой 25—40 см. Часто ходы норы обрушиваются скотом. Такие норы бобр бросает или ремонтирует, натаскивая сверху на пролом ветки и различный мусор.

В норах звери селятся на водоемах с высокими крутыми берегами. На водоемах с низкими заболоченными берегами они строят хатки. Для постройки хатки выбирается сухой пень, крупная кочка, образованная кустом ивы или ольхи (кобло), или сплавина. Если хатка построена на мелком месте, бобры ее окружают глубокими каналами (1—1,5 м) и подходами.

Хатка имеет вид большой конусовидной кучи. Она сложена из кусков прутьев (обычно ив) и веток, скрепленных илом и перегноем со дна водоема. Строя хатку, зверьки натаскивают слой прутьев, затем замазывают их илом, сверху накладывают новый слой и опять его обмазывают. Когда постройка готова, бобры прогрызают в ней ходы из воды и, расширяя их в центре, устраивают там гнездовую камеру с подстилкой. Выходов на поверхность хатка не имеет. В основании хатки достигают 3—10, а в высоту 2 м. Позднее звери хатку все время надстраивают, натаскивая на ее поверхность свежий строительный материал.

Новые хатки бобры строят обычно осенью, тогда же они ремонтируют и старые постройки. Весной самки лишь подновляют жилища, в которых должны появиться выводки. Отдельные хатки бывают обитаемыми в течение 35 лет подряд. Строят или ремонтируют хатки все члены семьи, включая и прибылых зверьков. В некоторых семейных поселениях у бобров бывают и норы и хатки. Все вместе они образуют иногда сложную систему, насчитывающую до 30—40 убежищ. Раньше такие поселения ошибочно называли «колониями».

На водоемах с низкими заболоченными берегами бобры роют системы каналов, соединяющих убежища друг с другом, с запасами кормов и плёсами. Каналы улучшают бобрам условия передвижения, частично укрывают их от врагов, а главное облегчают транспортировку кормов — кусков стволов, веток, строительного материала и т. д.

Иногда, чтобы поднять уровень воды в водоеме и зарегулировать сток в ручье или маленькой речке, животные из стволов, веток, травы и ила строят плотины. Выше плотины образуется обширный пруд, в котором высокий уровень воды, обеспечивающий нормальное существование бобрам, сохраняется даже в самые засушливые годы.

Половой зрелости европейский бобр достигает в возрасте трех лет; часть самок (8—10%) гоняются на втором году жизни. Течка длится 10—12 ч. Если оплодотворение не произошло, она повторяется через 13—15 дней. Спаривание происходит в воде, подо льдом.

Бобры моногамны. Самец и самка образуют пару, которая сохраняется много лет— до гибели одного из животных. Период беременности в среднем 105 дней. Бобрята в бассейне р. Воронеж появляются с середины апреля до последней декады июля. Наиболее часто роды происходят во вторую-третью декады мая и в первую декаду июня.

Бобрята родятся хорошо развитыми. Они покрыты густым пухлявым волосяным покровом и зрячие, но глаза у них в течение первых двух дней полузакрыты и заволакиваются пленкой серозной жидкости. Резцы у них уже заметны, но в первые дни покрыты пленкой. Новорожденные зверьки весят 380—620 г (в среднем 498 г). Растут они довольно быстро и весят в среднем в 15 дней — 1113, в 25 дней — 1561, в 35 дней — 2209, в 45 дней — 2627 и в 65 дней — 3733 г.

В возрасте месяца имеют прорезавшиеся ложнокоренные зубы. К пяти-пяти с половиной месяцам у них налицо все четыре коренных; молочные ложнокоренные сменяются на десятом месяце. Лактация продолжается около двух месяцев. В первые 3—4 дня после рождения бобрята выпивают 65—70 г молока. Молоко бобрихи содержит жиров в четыре раза больше, чем молоко коровы, и в два раза больше белков.

В естественных условиях бобры живут до 12—16 лет. Отдельные редкие особи доживали до 18 лет.

 Бобры живут отдельными семьями, не образуя колоний. Семья состоит из пары родителей и молодняка двух поколений (прибылых и лончаков-годовиков). Двухгодовалые звери покидают семьи весной во время половодья и образуют новые пары. При определенных условиях, например, обитании семьи на небольшом изолированном озере типа старицы, с родителями могут жить молодые трех-четырех поколений в возрасте до четырехлеток включительно. Одиноко живущие бобры — редкое явление — это старые или больные животные. Часто живут отдельно от семьи взрослые самцы, но лишь летом.

Бобровая семья занимает отдельное небольшое озеро, болото или участок реки. Семейный участок, или «поселение», в теплый период года охраняется от себе подобных и специально метится секретами пахучих желез. Если это озеро, то размеры поселения всего несколько гектаров. На реке семейный участок занимает береговую линию длиной в 100—500 м, в среднем около 300 л,ав угодьях, бедных кормами, — до 3 км.

Бобры живут семьями — поселениями, не образуя настоящих колоний.

Эти звери селятся на пресных водоемах разного типа: озерах, речках, в том числе и горных, болотах, если на их берегах растут деревья мягких пород и кустарники.

Бобр имеет несколько специфичных для него эктопаразитов, а именно: жука, ведущего паразитарный образ жизни, называемого «бобровым жуком» или «бобровой блохой», Platypsyllus castoris, клеща Schizocarpus mingaudi — самого распространенного эктопаразита бобра и клещика Haemogamasus sp.

Важнейший враг бобра повсеместно — серый волк, затем на этого грызуна нередко нападает рысь, а на молодняк— лисица и речная выдра. Звери сильно страдают от бродячих собак. На грызуна, особенно его детенышей, возможно нападение орлов крупных видов, орлана-белохвоста и филина. Остатки бобрят находили в гнездах коршуна и скопы. За бобрятами охотятся крупные хищные рыбы: щуки, таймени, сомы.

Лось, питаясь корой и веточным кормом там, где он многочислен, а деревьев мягких пород мало, может сокращать кормовую базу бобра. Он же, а также заяц-беляк обгладывают кору и поедают ветки у деревьев, сваленных этими грызунами, становясь их комменсалами. Многочисленная ондатра также лишает бобра травянистых кормов. Но серьезного значения для бобра конкуренция с перечисленными зверями, по-видимому, не имеет.

При длительном обитании бобров (численность которых не регулируется) на замкнутой системе водоемов, они могут подорвать свою кормовую базу, что ведет к снижению их численности. При перенаселенности бобрами угодий возможно исчезновение отдельных семей, гибель отдельных особей от укусов себе подобных, снижение темпов размножения.



Источник изображения: mbloore


Рекомендуем к прочтению



Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля