ГлавнаяЧеловек с планеты ЗемляТеория ДарвинаЧеловек разумныйИсследование земли → Совпадение во времени фаз складкообразования и больших вымираний

Совпадение во времени фаз складкообразования и больших вымираний

5 Авг 2011

Земля«Когда исследователи констатировали совпадение во времени фаз складкообразования и больших вымираний,— пишет Б. Л. Личков,— это не было еще объяснением, ибо между складками земной коры и вымиранием нет непосредственной связи, поскольку складки пластов земных непосредственно на отбор и борьбу организмов за существование не влияют. Очевидно, складкообразование или иные сопровождающие его явления должны были как-то влиять на другие, более близкие к животным условия обстановки их жизни, и эти-то условия непосредственно уже влияли на протекание отбора и борьбы за существование. Я полагаю, что условия обстановки, ближайшим образом влияющие на животный и растительный мир,— это условия почвенного покрова, т. е. условия того субстрата, на котором растет и развивается на нашей планете жизнь. Надо эти условия почвенного покрова связать с борьбой и отбором, а объяснения закономерностей изменения самого почвенного покрова найти в связи его с другими геологическими явлениями, в частности с орогенезом, шире — вообще с движениями земной коры».

Вопрос здесь поставлен совершенно правильно, но искусственно сужен: говорить следует не о почве, а о ландшафтном комплексе в целом. Почва — производный компонент ландшафта. У Б. Л. Личкова же почва выступает как основной ландшафто-образующий фактор: «…от почв и илов на поверхности суши и в морях зависит состав растительного покрова, его качественный состав— тундра, лес, степь, пустыня, на суше,— и степень густоты. Производным от растительного покрова является животный мир. Таким образом, в каждый данный момент существования на Земле живого вещества последнее является производным от почвенно-илового покрова земной поверхности». Что возникновение тундры, леса или пустыни результат воздействия целого комплекса природных факторов и зависит отнюдь не от состава почвы, географам доказывать не надо. Нет оснований придавать особое значение почве и в эволюционном процессе: необходимо учитывать роль всех компонентов, принимать во внимание самые разнообразные факторы. Разумеется, роль тех или иных компонентов или факторов неодинакова в эволюционном процессе, но чем полнее будет охват явлений, тем правильнее поймем мы причины изменений. Это во-первых. Во-вторых, сток — это такой же ландшафтный (или географический) фактор, как и процесс почвообразования, но именно с него, вероятно, начинается процесс перестройки всего комплекса.

Приняв эти поправки, мы можем, опираясь на работу Б. Л. Личкова, нарисовать следующую картину. Два внешних по отношению к ландшафтному комплексу фактора — тектомор-фогенез и климат — оказывают решающее влияние на ландшафтный фактор — сток. Пока рельеф молод и разнообразен, климат тоже относительно сильно дифференцирован, и процесс стока протекает интенсивно и имеет сложный характер. Различные процессы денудации, среди которых самому стоку принадлежит не последнее место, энергично разрушают горы, перераспределяют вещество, «питая» весь ландшафтный комплекс. Но нивелирование рельефа ведет к затушевыванию климатических границ, к снижению интенсивности денудационных процессов и интенсивности самого стока; перераспределение вещества замедляется, и ландшафтный комплекс начинает испытывать его недостаток. Это сказывается на растительности, а следовательно, на почве и животном мире; условия существования ухудшаются. При дальнейшем нивелировании рельефа наступает критическая полоса «голодания»: сток почти бездействует, бактериям, растительности и животным не хватает питательных веществ, целые группы узко специализированных организмов вымирают, лишь некоторые экологически пластические формы переживают критическую фазу. Конец диастрофам кладут новые движения земной коры, которые оживляют рельеф и т. д.

Три фазы денудационного цикла

Б. Л. Личков выделяет три фазы денудационного цикла: «ледниковую, фазу с максимально контрастным рельефом и максимальной денудацией, умеренную, когда рельеф падал несколько в своей интенсивности и падала денудация, приобретая средние размеры, и ксеротермическую, когда интенсивность рельефа была минимальной и минимальной была водная денудация». Таким образом, по Б. Л. Личкову, жизнь на Земле многократно находилась в критическом положении и спасалась горообразовательными движениями, которые «оживляли» ландшафтный комплекс. Уже сейчас очевидно, что представления эти приблизительны, неполны: в них совершенно не учитывается спонтанный процесс развития ландшафтного комплекса, слишком непосредственны связи; не объясняют они, например, почему флора иной раз изменяется значительно раньше, чем фауна, и т. и. Но прогрессивность их в комплексности, в стремлении установить сложные зависимости, и не приходится сомневаться, что этот путь плодотворен, что он позволит сделать важные открытия.

Менее убедительны соображения Б. Л. Личкова о причинах синхронности изменений флоры и фауны на материках и в океанах: «Процесс денудации так же точно вносил в морские илы зольные элементы, как он вносит их в почвы. Если прекращалось питание илов, то оскудевал растительный донный покров морей…». Здесь не может быть такой прямой связи хотя бы по той причине, что водоросли не усваивают питательные вещества непосредственно из илов и вообще не селятся на них, предпочитая скальные грунты. Некоторые водоросли, правда, усваивают органические вещества из окружающей среды, но значение илов для водорослей и почв для наземных растений — вещи едва ли сравнимые. Вообще эта проблема еще нуждается в серьезном исследовании.



Источник изображения: monique72


Рекомендуем к прочтению



Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля