ГлавнаяЧеловек с планеты ЗемляТеория ДарвинаЧеловек разумныйЭтнос и нация → «Нежные люди»

«Нежные люди»

27 Июль 2013

Иногда папуасов называют «нежными людьми». На самом деле это очень точно подмечено. Чем-чем, а добродушием и гостеприимством их бог не обделил. Улыбчивые и приветливые люди, хотя, как уже отмечалось, и мелкие воришки – чуть ли не поголовно. Они всегда оказывают гостям достойные почести. В общем, «на лицо ужасные, добрые внутри». И в каннибализме их зря обвиняют. Это явление у них исключительно ритуальное: съел достойного врага – приобрёл его силу, ловкость и храбрость. Ну, примерно так, как пел когда-то Владимир Высоцкий.

Ещё лет 40 тому назад большинство папуасов не знало тканей – свою скромную одежонку они делали из растительных волокон и листьев. А обуви на них и сегодня не обнаружишь. Обычно папуас-мужчина ходит голым, но обязательно с трубочкой, привязанной спереди. И постоянно с луком, стрелами или копьём, часто при нём большой нож, которым он быстро выстругивает стрелы. В мишень «нежные люди» попадают метко. Реакция у них отменная: если нет под рукой лука, то папуас может сбить пролетающую мимо птицу, запустив в неё любой корягой.

Странно, но в папуасских магазинчиках клиента могут обсчитать… в его пользу. И вообще, чувство собственности у «нежных людей» очень своеобразное. «Моё» и «не моё» – очень условные понятия. Папуасские женщины и девушки, в отличие от мужчин, не тратят много времени на украшение своих голов. Обычно они коротко обрезают волосы или вовсе бреют головы.

Можно сказать, что им больше по душе понятие «наше». Вот, наверное, почему в папуасских посёлках ничего такого, что хоть как-то напоминает замок или ключ, нет. И заборы отсутствуют тоже… А вот моральные правила жизни достаточно строги: можно – то, что можно, а что нельзя – то нельзя.

Живут многие папуасы уже не так, как прежде, – ещё лет 40-50 тому назад здесь царили совсем другие нравы. Но во многом они и теперь сохранили самобытные черты характера. Смотришь на них и понимаешь, что ни черта им не нужны все эти блага цивилизации. Зато как танцуют и поют! В разных деревнях никогда не увидишь один и тот же танец, не услышишь одинаковых песен – в каждой свой сюжет, своя мораль. Везде – свой язык жестов и танцев, своя мимика и пластика, собственная вокальная традиция. А костюмы? А праздничная раскраска лиц участников ритуальных представлений? Наверное, всё это поражает гостей больше всего.

Все ритуалы у папуасов – это своего рода театрализованные представления, повествующие о том или ином событии старины заветной. Разыгрываются и эпизоды повседневного быта – охоты, посвящения юношей в ранг охотников, а девушек – в женщины. Например, когда подросток становится воином, он проходит множество нелёгких испытаний. Так, в одном из поселений народа чимбу можно увидеть, как мальчишки сражаются со страшным зверьём. Чудищ, конечно, изображают местные мужики, но выглядят натурально – мурашки по коже, как представишь, что такое чудо-юдо вдруг выскочит на тебя из кустарника. Кабан не кабан, хотя мордой на него очень похож, а хвост как у дракона, волочится метра на три. На пальцах у страшилища нанизаны огромные «ногти» из остро обрезанных бамбуковых палок.

«Духи провинции Горока» тоже кажутся очень несимпатичными. Все папуасы вымазываются белой глиной, на головы надевают страшенные маски, также вылепленные из глины. Жуть, одним словом! Рассказывают, что однажды люди племени горока насмерть перепугали своих недругов – на земли, принадлежащие их племени, долго не ступала чужая нога.

Есть места на Новой Гвинее, где круглый год идёт охота. Члены одного племени стараются лишить головы членов другого племени. Сюда, где кипит столь «бурная» жизнь, почти никто из туристов не добирается, ‘ влияние правительства здесь не ощущается совсем, охотники живут сами по себе – кланами, группами. Белых там практически не знают. Жизнь помимо охоты и борьбы с природой и погодой сопровождается всевозможными ритуалами. Без отправления одних, например, нельзя выйти замуж, без других – достойно отойти в мир иной.

Ещё недавно юноша не мог стать мужчиной, пока не приносил отрезанную голову врага. Возраст, пол и род занятий недруга значения не имели. Это мог быть кто угодно – старый воин, женщина любого возраста или даже ребёнок. С отрезанной головы снималась мягкая ткань, её украшали ракушками, охотник обмазывался кровью убитого им человека. Это был целый обряд, посвящение. Принёс первую голову – становишься мужчиной и воином, не принёс – у тебя всё впереди. И хотя каннибализм вот уже несколько десятилетий карается законом, никому неведомо, насколько этот закон соблюдается в отдалённых от цивилизации районах.

Но ритуальные стычки до сих пор не редкость среди представителей различных племён. Но до крови, как правило, не доходит. Меняются времена, меняются и обычаи. Обряд съедения отважного врага в некоторых местах сегодня переродился в ритуал забивания и поедания кабана. Анахронизмом стали и сексуальные оргии. А ведь ещё не так давно туземцы при виде парохода на морском горизонте – злой дух! – сходились целыми деревнями и предавались свальному греху, всем своим видом выказывая презрение к смерти в преддверии грядущей погибели…




Рекомендуем к прочтению



Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля