ГлавнаяЧеловек с планеты ЗемляТеория ДарвинаЧеловек разумныйЭтнос и нация → Отбивная из зебры

Отбивная из зебры

17 Июнь 2013

То, что для африканца просто мясо, для европейца экзотическая кулинария. И многие люди, отправляющиеся в путешествие по Африке, мечтают не только увидеть неповторимые красоты Чёрного континента, но и попробовать такие кушанья, каких больше нигде не отведаешь. Во многих странах Африки создана целая индустрия охотничьей кухни. Дикого зверя бьют в основном местные лицензированные охотники и только для нужд специализированных ресторанов, где охочие до экзотики иностранцы готовы выложить кругленькую сумму за блюдо, скажем, из мяса бегемота, крокодила или страуса.

Правду сказать, кое-каких животных выращивают в специальных местах, являющихся чем-то вроде ферм или резерваций. Турист же наивно полагает, что лакомится самой что ни на есть «дичью», когда к столу ему подают «бройлерных» страусов, бородавочников и даже бегемотов. Нет, не нужно думать, что африканцы пытаются надуть гостей. Всё объясняется просто: то, что для нас считается необычной едой, для африканца – традиционная пища.

В Африке достаточно много животных, на которых разрешено охотиться. Но употреблять в пищу леопардов или, скажем, львов как-то не принято. Слонов, буйволов и носорогов ещё пытаются отведать, но нечасто. Антилопы, коих тьма-тьмущая рыскает по саванне, пожалуй, наиболее привлекательны для гурманов.

Мясо диких животных несколько своеобразно – как правило, оно суховато. Но для истинного охотника за экзотикой это, возможно, и есть настоящее лакомство. Вот повар заливает мясо некой жидкостью, очень уж смахивающей на непрезентабельную бражку. Оказывается, эта приводящая неподготовленного туриста в ужас жидкость – не что иное, как домашнее вино, смешанное со сметаной. А вот овощное рагу – оно специально вымочено в банановом пюре, которое затем подают как гарнир к мясу. Пернатую дичь или рыбу часто запекают в глине, при этом продукт сохраняет влагу во время приготовления и «на выходе» отнюдь не напоминает по вкусу резину.

В Кении в одном из ресторанов всякий посетитель может увидеть, как повара готовят мясо. Сначала его «упаковывают» в тесто, сильно перчат, солят и ублажают пряностями. Затем запекают, но не до полной готовности. Потом специальными колотушками отбивают запечённое тесто от мяса. Далее мясо щедро поливают вином и дожаривают. К слову, весь процесс приготовления происходит чуть ли не на самой поверхности раскалённых углей. Главное и неизменное правило: куски мяса не должны быть маленькими, иначе в процессе жарки они обуглятся практически полностью. В полевых условиях мясо жарят прямо на костре. На раскалённые угли устанавливают металлическую решётку, на которой мясо, отбитое камнем или деревянной колотушкой, предварительно посоленное и наперченное, обжаривается с двух сторон.

В Африке, как и везде в жарком климате, пищу желательно употреблять достаточно острую, поскольку в условиях обезвоживания организма такая еда способствует улучшению пищеварения. Да и блюда кажутся вкуснее, если их изрядно сдобрить остренькими приправами.

Очень хорошо африканцы готовят блюда из мяса лани и молодой канна, а вот отбивные из топи и антилопы Джексона несколько жестковаты. По вкусу же это несколько напоминает нашу телятину и молодого барашка. А мясо гну, орикса и куду можно сравнить с обычной говядиной. Не очень вкусным, субъективно, конечно же, кажется мясо газели и серны, маленьких дукеров и, как ни странно, молодых бегемотов. Зато молодая кабанятина (читай: бородавчатина) чем-то похожа на козлятину или даже крольчатину. В это трудно поверить, но в полевых условиях различия между ними как бы нивелируются. Таинство приготовления пищи, безусловно, во многом зависит от умелых рук повара. Если с ним повезло, то результат может оказаться самым неожиданным. Почему-то зебрятину сами африканцы считают вредной, хотя и продают её в своих деликатесных ресторанах. Тем не менее многим посетителям ресторанов с экзотической кухней это мясо нравится – оно мягкое, нежное, буквально тает во рту. Мясо же бородавочника африканцы и сами едят охотно, и гостям активно предлагают. Хотя, говорят, бывают случаи заражения от него глистами и солитёром, но, судя по всему, достаточно редко. Мясо водяных козлов и крокодилов, как ни крути, имеет своеобразный запах, пахнет тиной и, как бы его ни обрабатывали, немного горчит и суховато… Потребность в жидкости в тропиках большая. Пьёшь и пьёшь, так что трудно подсчитать, сколько литров спасительной влаги в день поглощаешь. Совсем нежелательно пить в жару содовую, кока-колу или пиво. Эти напитки не только снижают аппетит, но и усиливают постоянную жажду: чем больше пьёшь, тем больше потеешь – известная аксиома. Лучше пить тёплый, немного подслащённый чай с молоком. А вечером, после сафари, неплохо идёт стаканчик виски с содовой и льдом. Так, для дезинфекции!

В небольших африканских селениях популярно так называемое домашнее пиво. В каждой местности оно своё – всяк изготавливает его из доступных здесь продуктов. В дело идут различные «вершки и корешки», бананы, всевозможные тропические фрукты. Но по большому счёту всё это – дрянь неимоверная. А вот африканская медовуха – ничего себе, пить можно, после неё на душе становится как-то теплее, а тело обволакивает блаженная истома.

А вот масаи, живущие в Кении и Танзании, те так вообще дуют по понятиям европейцев страшную дребедень – вроде простокваши из коровьего молока. Её готовят путём смешения продукта с коровьей же кровью, нацеженной из шейной вены животного. Когда вся эта смесь скисает – «питьё» готово к употреблению. Масаи нравится. Но есть у них напитки и посерьёзнее, например хмельная бражка из загадочных плодов под названием «мратимо». Выпив её с вождём на брудершафт, может статься, в один прекрасный момент призадумаешься о коварной сущности масайского бытия. Зато потом радуешься, что не ушёл пожить в племя и не обзавёлся парочкой лысых и ушастых женщин-масаи, с оттянутыми и продырявленными мочками, куда кулак с лёгкостью пролезает. И всю дорогу от стойбища строптивого африканского племени с превеликим наслаждением, хмельной и довольный, глушишь подаренное мратимо и в благой решительности распеваешь такие милые с детства душевные песни, смахивая со щёк пьяную слезу. Вспоминая, как напоследок, перед отъездом, дал провожающим детишкам «немного грошей» на лечение больного козлёнка. Помогут ли они, нажитые непосильным трудом, этому самому козлёнку – бог весть! Зато на душе как-то спокойно…




Рекомендуем к прочтению



Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля