ГлавнаяЭволюция жизни на ЗемлеЭволюция человека → Как делятся языки и виды

Как делятся языки и виды

12 Июль 2011

Как делятся языки и видыЛегенда о Вавилонской башне, разумеется, выдумана, так что вопрос о том, почему в мире так много языков, остается открытым.

Похожие языки, как и виды, объединяются в группы. Испанский, итальянский, португальский, французский, а также многие другие европейские языки, наряду с такими, как романшский, галисийский, окситанский и каталанский, весьма похожи друг на друга, и вместе их называют романскими. Ничего общего с романтикой они не имеют, просто все они произошли от латыни, языка Рима (Roma). Тем не менее давай рассмотрим в качестве примера признание в любви. В зависимости от страны ты можешь признаться в своих чувствах по-разному: "Tiamo, Amote, 1 aimi или Jet aime. На латыни то же самое будет "Теamo" – как в современном испанском.

Чтобы признаться в любви в Кении, ты скажешь на суахили "накупенда". Чуть южнее, в Мозамбике, Замбии или Малави, где я вырос, ты произнес бы "ндимаку-конда" на языке ньянджа. На других языках так называемой группы банту в Южной Африке ты бы сказал "ндинокунда", "ндьякутанда" или на зулусском – "нгия-кутанда". Языковая семья банту далека от романской, и обе они сильно отличаются от германской группы, в которую входит нидерландский, немецкий и все скандинавские языки. Забавно, что мы используем слово "семейство" для языков, для видов (семейство кошачьих, семейство собачьих) и, разумеется, для наших семейств (семейство Джонсов, семейство Робинсонов, семейство Докинзов).

Нетрудно выяснить, как родственные языки развивались на протяжении многих веков. Послушай, как ты говоришь с друзьями, и сравни с беседой своих бабушки и дедушки. Их речь мало чем отличается от вашей, ты запросто их понимаешь, но они старше всего на два поколения. Теперь представь, что говоришь со своим 25 раз "пра" дедушкой. Если ты родом из Англии, тебе придется перенестись в конец XIV века, именно тогда жил поэт Джеффри Чосер, и ему принадлежат следующие строки:

Общий смысл для того, кто знает английский, будет более или менее понятен. Но если бы носитель современного языка услышал то же самое, то вряд ли что-либо понял. Будь старый английский еще более отличным от современного, твой британский сверстник счел бы его другим языком, как испанец – итальянский. Таким образом, в любой стране язык менялся от века к веку.

Можно сказать, он "перетекал" во что-то другое. Теперь нужно осознать, что тем, кто говорит на одном языке, не всегда доводилось общаться друг с другом (по крайней мере пока не изобрели телефон и радио). А еще языку свойственно по-разному меняться в разных регионах. Разницу легко заметить и в произношении, и в самих словах: прислушайся, насколько по-разному звучит английский с разными акцентами: шотландским, валлийским, ньюкастлским, корнуоллским, австралийским или американским. А шотландцы способны по говору узнать уроженца Эдинбурга, Глазго или жителя Гебридских островов. Со временем определенные произношение и словоупотребление становятся особенностью региона, и когда две манеры говорить на одном и том же языке достаточно различаются, одну из них называют диалектом.

После веков "перетекания" региональные диалекты оказываются настолько непохожими, что жители одного региона перестают понимать жителей другого. С этого момента диалекты превращаются в отдельные языки. Так и произошло, когда немецкий и нидерландский отделились от уже не существующего общего предка. Так же французский, итальянский и португальский независимо развились из латыни в разных частях Европы.

Попробуй нарисовать древо языковых семейств с "кузенами", например французским, португальским, итальянским и другими соседними "ветвями", растущими из предка – латыни, как Дарвин поступил с видами животных.

Как и языки, виды разделяются с течением времени и оказавшись на большом расстоянии друг от друга. Прежде чем разобраться, почему это происходит, посмотрим, как это происходит. Для видов эквивалентом слов служит ДНК, генетическая информация в каждом живом организме, определяющая его развитие, о чем мы узнали во 2-й главе. При половом размножении ДНК смешиваются. А когда особи из одной популяции мигрируют в другую и привносят в нее свои гены, спариваясь с ее представителями, такой процесс называется миграция генов.

Аналог размежевания итальянского и французского языков – это как ДНК отдельных популяций, которые со временем становятся все меньше похожими друг на друга. Их ДНК постепенно утрачивает способность перемешиваться и давать начало полноценному потомству. Лошади и ослы могут размножаться, но ДНК лошади настолько отдалилась от ДНК осла, что они перестали нормально друг друга понимать. Или, скорее, они могут смешаться (два "диалекта ДНК" способны понимать один другой), чтобы породить живое существо, мула, но им не хватает взаимопонимания для того, чтобы воспроизвести себя: мулы, как мы знаем, стерильны.

Между языками и видами есть важное различие – языки легко заимствуют слова из других языков. Например, намного позже своего обособления от романских, германских и кельтских предков английский позаимствовал слово shampoo ("шампунь") из хинди, iceberg ("айсберг") – из норвежского, bungalow ("бунгало") – из бенгалииanorak ("анорак") – из инуитского. Виды животных никогда (или почти никогда) не обмениваются ДНК после того, как достаточно отдалились друг от друга и утратили возможность спариваться. У бактерий все иначе. Они обмениваются генами, но если углубиться в эту проблему, то одной книги не хватит. До конца главы я буду обсуждать только животных.





Рекомендуем к прочтению



Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля